ЗАКЛЯТЬЕ. НАШИ ДНИ

«Тим Бертон. Интервью. Беседы с Марком Солсбери»

Tim BertonИздательство: Азбука-классика, 2008 / Перевод: Михаил Абушик / Серия: Арт-хаус / Количество страниц: 400

Тим Бертон /Tim Burton/ заслуженно считается иконой готической субкультуры и главным выдумщиком мирового кино. Изобретенных им незабываемых образов, уморительных, немыслимых и жутких, с лихвой хватило бы на дюжину режиссеров: хулиганская нечисть в "Битлджусе" (1988), перекошенная маска Джокера в "Бэтмене" (1989), несчастный "Эдвард Руки-ножницы" (1990), хихикающие инопланетяне, вырвавшие сердце у президента США, в "Марс атакует!"(1996), кровоточащее дерево в "Сонной Лощине" (1999), наконец, "Труп невесты" (2005) во всем его кладбищенском великолепии. На Венецианском кинофестивале 2006 года Бертон был удостоен почетного "Золотого льва" - "за вклад в киноискусство". Настоящий сборник представляет собой перевод самого свежего, третьего издания книги бесед Тима Бертона с его старым другом Марком Солсбери, бывшим редактором лондонского журнала "Empire" и автором ряда популярных киноведческих книг (например, "Под маской: Секреты голливудских изготовителей чудовищ"). Сборник предваряется двумя предисловиями Джонни Деппа - старого друга, именно от Бертона получившего "звездный билет" в "Эдвард Руки-ножницы" и только что блеснувшего в шестой их совместной работе, киноверсии мюзикла "Суини Тодд, демон-парикмахер с Флит-стрит" (2007).

Tim BurtonДина Суворова, редакционная рецензия:

МОРФОЛОГИЯ КОШМАРА

Тим Бертон - тот чувак с вечно всклокоченной шевелюрой, который придумал «Эдварда - руки-ножницы», «Суинни Тодда» и «Кошмар перед Рождеством». Глядя на него, можно подумать, что он попал в Голливуд прямиком из мультфильма. На самом же деле этот удивительный человек — выходец из благополучного американского пригорода с ухоженными газонами, кашемировыми свитерами и посудомоечными машинами.

Ребенком Бертон не выказывал особых талантов. «Я делал все то, что любят делать другие дети: ходил в кино, играл, рисовал. Ничего необычного. <...> Толком я себя не осознавал: я не очень хорошо все помню, словно меня несло по реке событий. В общем, не лучшие годы моей жизни. Я не плакал во время прогулок и не рассчитывал на то, что дорога будет все время идти под гору. <...> Друзей у меня было немного, но в кинотеатрах шло достаточно всяких причудливых фильмов, так что можно было подолгу обходиться без приятелей и смотреть каждый день что-нибудь новенькое — эти фильмы словно вели с тобой диалог».

Причудливые фильмы - это примерно кино про Годзиллу, чудовище Франкенштейна и прочих симпатичных монстров. Почему-то Бертону нравились именно такие персонажи: одинокие мрачные чудища, извергающие гнев на все, что попадается под ногу. Но почему именно они? Сам режиссер отвечает на этот вопрос так:

«Мне кажется, большинство монстров воспринимаются, по сути, неправильно: обычно они гораздо чистосердечнее, чем люди, которые их окружают. Наверно, из-за того, что я никогда не читал, эти фильмы про чудовищ были моими сказками. Для меня это примерно одно и то же. Я хочу сказать, что сказки переполнены насилием, символикой и нарушают душевное спокойствие, пожалуй, даже в большей степени, чем «Франкенштейн» и тому подобное, чья мифическая, сказочная природа более очевидна. Однако такие волшебные истории, как сказки братьев Гримм, пожалуй, ближе к фильмам типа «Мозга, который не хотел умирать»: они отличаются грубостью, жестокостью, причудливым символизмом. Повзрослев, я догадался, что подобные пристрастия были протестом против пуританской, бюрократической семейной атмосферы пятидесятых».

При этом пятидесятые — как раз то время, когда внимание к семейным ценностям в Америке вызвало революцию в жилищной архитектуре. Правительство субсидировало своих граждан, создавая им все условия для покупки домов. Строительство этих домов в пригородах происходило массово и крайне энергично, во имя идеи «бесконфликтной семейной жизни». Это значит, что планировщики отказывались от «одноцелевых помещений, таких, как прихожая и столовая, заменив их гибкими, полифункциональными комнатами, изменяющими свое назначение в зависимости от потребностей повседневной жизни и уменьшающими домашнюю работу. Федеральная жилищная политика основывалась на том, что «семья больше не является ни основной экономической, ни социальной единицей». Применительно к планированию жилища это означало, что не было больше никакой потребности в чердаках, сараях, высоких потолках, рабочих комнатах, помещениях для шитья и т.д. В связи с упрощением процесса приготовления пищи отпала необходимость в кладовках и больших кухнях. Утрата семьей ее социальной роли повлекла за собой отказ от больших гостиных и огромных лестниц прошлых лет» (А. Карлсон. Общество, семья, личность. Социальный кризис Америки).

Парадоксальным образом внимание национальной внутренней политики к семье фактически обернулось развалом этой самой семьи. Домохозяйки потеряли связь с родственниками, но не укрепили отношений с соседями. Масса свободного времени, проводимого в одиночестве, повергало молодых женщин в депрессии, чего почти никогда не случается в традиционных обществах, где сильны внутриклановые связи. На смену домам, где жили несколько поколений родственников с их старыми бабушкиными сервизами, потемневшими от времени мезузами и швейной машинкой, на которой дедушка обшивал всю общину, пришли обезличенные, чистенькие универсальные домики с одинаковыми гарнитурами.

«Хотя я и вырос в пригороде, до сих пор не могу понять некоторых его особенностей, — вспоминает Бертон. — Например, какая-то неопределенность, пустота, — и в моей семье это присутствовало в значительной мере. На стенах в нашем доме висели картины, но я не помню, нравились ли они моим родителям, купили они их или кто-то им их подарил. Словно они всегда там висели, но никто никогда не останавливал на них взгляда. Помню, как-то сидел, глядя на одну из них, и думал: «Что, черт возьми, это значит? Зачем тут эти смолистые гроздья? Откуда они их взяли?.. Если ты вырос в пригороде, это значит, что ты провел детство в таком месте, где нет ощущения истории, ощущения культуры, где полностью отсутствуют какие-либо страсти. Не помню, чтобы кому-нибудь нравилась музыка. И никакого проявления эмоций. Все было очень странно. «Почему эта вещь здесь?», «На чем я сижу?» — ты никогда не чувствовал какой-либо связи с предметами. Тебя принуждали или приспособиться и отказаться от значительной доли своей личности, или создать свой очень прочный внутренний мир, где ты мог бы чувствовать себя изолированным от других».

tim-burton3Отсюда и монстры: в большинстве своем отверженные и нелепые, часто агрессивные и всегда очень ранимые. Рассказывая свои мрачные истории, Бертон как будто вновь возвращается в детство, где ему так не хватало всех этих сказок о смерти, крови и жертвоприношениях - сказок, которые у каждого еврейского ребенка есть в избытке. Азазель из книги Еноха - предводитель допотопных гигантов, восставших против Бога, - чем не Годзилла? Или другое существо: «6 Кто может отворить двери лица его? круг зубов его - ужас; 7 крепкие щиты его - великолепие; они скреплены как бы твердою печатью; 8 один к другому прикасается близко, так что и воздух не проходит между ними; 9 один с другим лежат плотно, сцепились и не раздвигаются. 10 От его чихания показывается свет; глаза у него как ресницы зари; 11 из пасти его выходят пламенники, выскакивают огненные искры; 12 из ноздрей его выходит дым, как из кипящего горшка или котла. 13 Дыхание его раскаляет угли, и из пасти его выходит пламя». Это сегодня его узнает в лицо каждый первый и, не особенно испугавшись, назовет имя: крокодил. Но когда-то он был явлен свету в первый раз, и наверняка даже сам создатель смотрел на это чудо с радостным изумлением.

Таким образом, персонажи Бертона - это герои мифов, которых у него не было, и всех их Бертон, как настоящий творец, создает из подручных материалов. Мертвую невесту - из древесного сучка; из садовых ножниц - Эдварда - руки-ножницы; монстра-сельдерея - из травки, растущей на огороде. А что, нормальная такая мифология. Глиняный голем в этом мире почувствовал бы себя как дома.

© Дина Суворова (9 июня, 2008)

Источник: www.booknik.ru

Фильмография: Режиссер

2010 Алиса в Стране чудес /Alice in Wonderland/

2009 Франкенвини /Frankenweenie/

2007 Суини Тодд, демон-парикмахер с Флит-стрит /Sweeney Todd the Demon Barber of Fleet Street/

2005 Чарли и шоколадная фабрика /Charlie and the Chocolate Factory/

2005 Труп невесты /Corpse Bride/

2003 Крупная рыба /Big Fish/

2001 Планета обезьян /Planet of the Apes/

2000 Мир Стэйнбоя /World of Stainboy/

1999 Сонная лощина /Sleepy Hollow/

1996 Марс атакует /Mars Attacks!/

1994 Эд Вуд /Ed Wood/

1992 Возвращение Бэтмэна /Batman Returns/

1990 Эдвард руки-ножницы /Edward Scissorhands/

1989 Бэтмэн /Batman/

1988 Битлджюс /Beetle Juice/

1985 Большое приключение Пи - Ви /Pee-wee's Big Adventure/

1984 Франкенвини /Frankenweenie/

1982 Винсент /Vincent/

1982 Гензель и Гретель /Hansel and Gretel/

1982 Луау — вечеринка по-гавайски /Luau/

1979 Гибельный доктор /Doctor of Doom/

1979 По следам монстра-сельдерея /Stalk of the Celery/

1971 Остров доктора Агора /Island of Doctor Agor/

Фильмография: Сценарист

2009 Франкенвини /Frankenweenie/

2005 Труп невесты /Corpse Bride/

2000 Мир Стэйнбоя /World of Stainboy/

2000 Потерявшийся в Оз /Lost in Oz/

1993 Кошмар перед Рождеством /Nightmare Before Christmas/

1990 Эдвард руки-ножницы /Edward Scissorhands/

1988 Битлджюс /Beetle Juice/

1984 Франкенвини /Frankenweenie/

1982 Гензель и Гретель /Hansel and Gretel/

1982 Луау — вечеринка по-гавайски /Luau/

1982 Винсент /Vincent/

1979 По следам монстра-сельдерея /Stalk of the Celery/

1979 Гибельный доктор /Doctor of Doom/

1971 Остров доктора Агора /Island of Doctor Agor/

Ссылки

- Любимые актеры: Джонни Депп / Johnny Depp

- Эдвард руки-ножницы /Edward Scissorhands/, 1990

- Суини Тодд, демон-парикмахер с Флит-стрит /Sweeney Todd the Demon Barber of Fleet Street, 2007.

- страничка режиссера на imdb.com

- Тим Бертон на Википедии

- Русскоязычное сообщество поклонников Тима Бёртона

Комментариев: 0 RSS

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.