ЗДЕСЬ ПУГАЮТ

Мария Артемьева: «Самая страшная книга» - это ноу-хау!

Мария АртемьеваК выходу хоррор-антологии «Самая страшная книга 2015» портал «Библиотека ужасов» побеседовал с одним из авторов сборника, писательницей Марией Артемьевой, которая, как несложно догадаться, черпает вдохновение из «страшилок» .

Библиотека ужасов: Привет, Мария. Поговорить хочется о многом, ты готова?

Мария Артемьева: Я вообще люблю поболтать в хорошей компании.grin

БУ: Здорово. Знаешь, любой книжный наркоман, к которым я отношу, например, себя (кстати, это не лечится и не изгоняется) мечтает о том, что он напишет когда-нибудь книгу сам.[cut] О да! Действительно - что там сложного? Сел, открыл комп и.. Вот это и есть вопрос. Что происходит после «и»? Откуда брать сюжет?

МА: У меня наоборот: сначала в голову вскакивает какой-то сюжет, шебуршится там, беспокоит… Я долго борюсь с собой, чтобы заставить себя сесть, наконец, к компу и вытащить из головы этот застрявший сюжет. Переложить в слова, в буквы на экране монитора. Сюжеты - они как мухи или бактерии - буквально везде, только знай от них отмахиваться. Если записывать все, что приходит в голову - жизни не хватит. Чисто физически невозможно. Не будет времени погулять, побездельничать, - а я все это очень люблю. Понимаешь, ведь любая новость по телевизору, пара слов в подслушанном на улице разговоре, всякая ерунда и мелочь – это сюжет.

Мария Артемьева «Любимец»Вот, к примеру, мой рассказ «Любимец» (Libra: DARKER. №3 март 2013)… Откуда он взялся? Из ветаптеки возле моего дома. Я там покупаю корм для кота. Как-то при мне тамошняя продавщица, женщина средних лет, услышала мяуканье из-за двери - и вспыхнула как девочка, к которой пришел ее первый мальчик! Попросила меня подождать у кассы и помчалась кормить бродячего кота. Видела бы ты, что это было за убоище! Здоровенный рыжий боец, без одного глаза. Шрам через всю морду, ухо разодрано… Сразу стало понято - любовь. Так я увидела эту историю и написала чуть ли не в тот же день, потому что она меня тронула.

БУ: А расскажи, как это произошло с тобой в первый раз, что ты придумала и написала историю.

МА: Э-э-э… Прозвучит нехорошо, но именно первый раз я уже не помню. ))) Я сочиняла истории еще в детстве, лет с 5-ти, а, может, и раньше. Я любопытная. Смотрела вокруг и постоянно фантазировала - об окружающем мире, о себе, о воображаемых людях… Мне кажется, я с возрастом не сильно меняюсь и сейчас тоже продолжаю жить в каком-то наполовину выдуманном мире. Я только научилась придавать своим выдумкам больше правдоподобия.

БУ: У нас есть множество примеров невероятных успехов женщин как писателей: Маринина, Донцова, Лена Михалкова и другие. Но они пишут детективы. Поэтому интересно узнать, что влияет на выбор творческого пути. Наверное, предпочтения детства? То, что мы читаем сами? В общем - кто тебя «обратил»?

МА: Меня обратить нереально, я сама кого угодно обращу)). Знаешь, мне кажется, любовь к страшному лежит в самой глубине русского характера. Ты вот вспомни, к примеру, классические образцы русской женщины в нашей литературе. Татьяна Ларина. Наташа Ростова. Татьяна обожала романы и страшные сказки. Наташа - тоже. Все эти гадания, обряды, песни в девичьих… Это в русской культуре очень глубоко коренится. Иначе не возникли бы у нас ни Гоголь, ни Булгаков. Да что там! Если Пушкина и Лермонтова внимательно почитать, Толстых с Достоевским, Гумилева с Ахматовой - у нас везде обнаруживаются этакие теневые зоны, непроницаемо мрачное нечто, бездна, которая дышит поблизости, ужас, рядом с которым все существует, и мы все ходим по краю.

Это как рисунок - если тени не будет, то изображение плоское, невыразительное. У меня любовь и интерес к страшному существовали с детства. Просто в какой-то момент я это осознала. Оглянулась и ахнула: так вот про что я все время на самом деле… вот чего хочу! Кстати, другие люди почувствовали это раньше меня самой. Например, Ира Епифанова, мой редактор и друг. Она ведь не просто так в свое время предложила мне попробовать ужастики написать. Она была знакома с некоторыми моими рассказами, читала ту детскую повесть-сказку, которую я написала лет 10 назад, но так и не довела до ума. Там у меня, помимо Бабы-Яги, торгующей леденцами на станции, имелись в наличии вампиры, волкодлаки, горный дух-кобольд и еще много разной мерзости… Так все срослось, что я выпустила первую книгу «Темной стороны», и в тот же год узнала о существовании «Даркера», пришла туда и наткнулась на статьи Миши Парфенова о литературе ужасов. Это мне открыло глаза на саму себя. 

Мария Артемьева. Темная сторона МосквыБУ: Расскажи о своих кумирах, пожалуйста. Мои, например, - Баркер и МакКаммон. Хотя любовь к хоррору привил, конечно, мистер Кинг. Увы, в советском государстве, в котором я росла, купить книгу - уже была большая удача, так что о выборе мы можем говорить только сейчас.

МА: Скажу честно: Баркера я полюбить не смогла. Приходилось слышать от читателей, что какие-то мои тексты напоминают Баркера. Может быть, тут действует закон отталкивания одноименных зарядов, не знаю…)) Вот его фильмы некоторые - «Ночной народец», например, это - да. Это мне очень нравится. Но не книги. Сама люблю писать гадости, а читать о них – не-а… Я больше мистику, детективы, что-то, связанное с тайной, приключениями. Меня поразил в свое время Альфред Хейдок, наш почти неизвестный и не признанный гений, его «Звезды Маньчжурии». Я считаю, каждый наш «темненький» автор обязан знать Хейдока. Люблю Акутагаву. Нравится еще один японский детективщик знаменитый – Эдогава Рампо. «Чудовище во мраке» - потрясающая вещь! Как-то так получилось, что я много читала старой классики - Уэллса, Агату Кристи (у нее много мистических вещей тоже), Гофмана, По, триллеры и детективы американские… а вот то, что позднее к нам пришло… Сам чистый жанр ужасов для меня начался с «Чужого». С кино. Я и Стивена Кинга узнала и полюбила сперва в фильмах. Читать начала потом. 

БУ: Твоя серия книг под названием «Темная сторона...» (прим.: «Темная сторона Москвы», «Темная сторона Петербурга», «Темная сторона российской провинции», антология «Темная сторона: дороги»), на мой взгляд - невероятно удачна со всех точек зрения. Я имею в виду и содержание, и коммерцию. Как ты сама оцениваешь книги этой серии?

МА: Честно? Не знаю. Смотря с чем сравнивать. Успеха той же Марининой или Донцовой у нас сейчас ни один автор, кроме зарубежных, на нашем книжном рынке достичь не может. Потому что сам рынок другой, и меняется стремительно и не лучшим образом… К примеру, смотри, такая вещь. Почему англоязычные авторы намного успешнее всех остальных? Ответ простой: потому что у них читателей больше. Огромная языковая аудитория. Плюс Голливуд, задавивший национальный кинематограф по всему миру.

Таковы наши реалии, в которых нам приходится существовать. На нашем книжном рынке ситуация печальная. Государство какие-то попытки предпринимает, чтобы сохранить читательскую аудиторию, но они такие дохленькие, эти попытки… Отечественный литературный процесс напоминает обмелевшую речушку - такие в старину называли "пересранками"… Так что говорить о большом успехе чего бы то ни было – дело весьма и весьма относительное. Что-то на грани иллюзии и самообмана.

Я могу только сказать, что, во всяком случае, из одной книги, которая предполагалась вначале, удалось создать серию. Причем я написала для нее в одиночку аж 3 книги рассказов (это мой личный подвиг. Кому-то могут не нравиться мои тексты, но я знаю, сколько труда мне это стоило и уважаю себя за то, что я все это смогла). А теперь к работе над серией подключились и другие авторы, и это, считаю, замечательно. Просто по факту - серия живет. Причем второй сборник, который мы делаем после «Темной стороны дороги» – это будет «Темная сторона сети», ужасы, мистика и чудовищные легенды Интернета – я считаю, получился интереснее, чем первый. Уровень текстов посильнее, разнообразнее по тематике и стилю – есть место незатейливым историям, черному юмору, мистике, психологическим ужасам, философским притчам. Даже сплаттерпанку в этот раз!

Мария Артемьева: «Темная сторона: дороги» / АНТОЛОГИЯМы сознательно решили расширить границу стилей - в тематическом сборнике это логичный выбор. Сборник будет больше по объему, в нем появятся новые имена и новые начинающие авторы. Для сборника готовится новое, интересное оформление. Кроме того, будет много иллюстраций! Мы нашли молодого интересного художника - Михаил Артемьев, мой однофамилец, как ни странно. Ребятам его работы очень понравились: смотрятся свежо и современно. Но об этом мы еще расскажем в нашей группе ВК поподробнее. Я надеюсь, читателям сборник понравится. Их одобрение будет определять дальнейшую жизнь серии «Темная сторона». А у нас есть многое, что мы еще придумали и хотим предложить читателям. Есть интересные темы и необычные идеи. 

БУ: Издательство АСТ печатает твои книги. Это хороший и уважаемый издатель. Многие авторы начинают с маленьких и малоизвестных. Но потом(!) выходят на другой уровень. Думаю, стоит об этом немного рассказать, ведь, возможно, просто не нужно бояться?

МА: Я никому ничего посоветовать насчет публикаций не могу. Нет такого опыта, которым можно было бы похвастаться, сказать: вот, делайте так-то и так-то. Я считаю, каждый автор сам решает эти вопросы для себя. Я довольно долго никаких попыток публиковаться не предпринимала совсем. Полагала, что мне это рано. Надо какой-то багаж, какой-то задел создать – а опубликоваться всегда успеешь. Я и сейчас так думаю. Если ты пишешь, работаешь постоянно – возможности появятся сами собой. Вселенная Разумна. Если ты ни в чем перед ней не провинился особо, не испортил себе карму, то она не будет равнодушно наблюдать за твоими потугами – обязательно в какой-то момент откликнется и подбросит хороший шанс. Значит - пришло время и лови удачу за хвост! Выкладывайся, покажи, что можешь. Просто работать надо. А шансы будут. Они всегда есть.

БУ: В нашем онлайн хоррор сообществе не оказаться в ХОРРОРЗОН и Ко. нереально. Особенно писателю. Я считаю, что Парфенов М.С. (прим. - создатель...) сделал необычайно важное дело. Многие авторы просто остались бы в небытии, если бы не его участие. Ты со мной согласна? 

МА: Насчет небытия - исходя из моих представлений о Разумной Вселенной - нет, не соглашусь. )) Поясню свою позицию. Есть популярная аналогия: если семя кинуть в мокрую глину осенью или на мерзлую землю зимой или на выжженную солнцем сухую пыль - оно погибнет. Семя взойдет на почве подготовленной, ухоженной и готовой к тому, чтобы растить зерно.

Мария Артемьева. «Темная сторона российской провинции»Так вот Михаил Сергеевич Парфенов - человек мною весьма уважаемый, не смотря ни на какие наши с ним разногласия – один из тех, кто рыхлил землю и подготавливал почву для всходов. Как энтузиаст, он несет в себе заряд невероятной энергии, жажды деятельности в этой специфической сфере и, соответственно, аккумулирует вокруг себя интересы и энергию других увлеченных и заинтересованных людей. Поэтому именно здесь, разумеется, возникает больше шансов выйти на правильную дорогу. Ведь шансов больше там, где их больше жаждут. (Они жаждут…)) Миша хороший организатор. Он сумел объединить людей со сходными интересами. Своеобразный центр силы возник - собрались и стали работать в одном направлении. Это и литературное общество Тьма (ЛОТ), и он-лайн журнал Даркер, и конкурс Чертова Дюжина, придуманный Сашей Подольским. Так же работает и хоррор-сеть, объединяющая усилия разных людей – писательский сайт Алексея Шолохова, сайт Василия Рузакова, Фотины Морозовой, твой сайт, который ты делаешь – все идет в общую копилку. Это, безусловно, Мишина заслуга и его большой труд.

Но я бы не рискнула говорить, что кто-то пропал бы в небытии без Мишиных усилий. Чтобы были всходы, помимо почвы, необходимо здоровое, сильное зерно, нужно выбрать правильное время и условия. Все должно совпасть, а не одно что-то. Понимаешь, к чему я веду?

Знаешь, к сожалению, как это часто бывает, наши сильные черты одновременно и наши слабости. Миша – очень хороший друг, и тем, кто знает его с этой стороны, повезло. Но в профессиональной сфере Михаил - фанатик. И как многие фанатики, будучи сосредоточен на своем, отнюдь не склонен считаться с теми нюансами, которые не вписываются в его систему приоритетов. А ведь творческая тусовка – это люди. По мелочам часто возникают ненужные раздоры, разброды. Плодятся обиды, недоверие друг к другу. Мы еще мало чего добились на самом деле – мы только начали работу, а уже наш центр силы то и дело подколбашивает то одно, то другое. Что вовсе не служит к общей пользе. Мы можем все друг другу помогать, и делаем это… но ты же понимаешь, что бездарности, скажем, помогать бесполезно?

Я не вижу особого смысла заводить разговоры о заслугах. Чьи бы и сколь велики бы они не были… О заслугах лучше всего говорят эпитафии. Там всему этому место. А сейчас, пока не кончилось наше кино… Надо работать. Сказано же - вначале было слово!) Первичны тексты. Нет текста - ничего нет. И не будет. Будут тексты – будут и шансы. Я так думаю.

Мария Артемьева. Темная сторона ПетербургаБУ: Самый большой прорыв российского хоррор-сообщества - создание антологий. «ПАЗЛ», «Самая страшная книга 1» (2014 год), «Самая страшная книга 2» (2015). Книги собрали всех самых успешных российских хоррор-авторов. Было бы странно, если бы ты не принимала в этом участие (хех)). Расскажи об этих книгах, если не сложно.

МА: В первой книге я не участвовала. Я узнала о проекте АНТОЛОГИЯ, когда отбор текстов уже состоялся, и шла первичная их редактура. Мне понравилась идея и я порекомендовала этот проект своему редактору, Ирине Епифановой, потому что это тот самый человек, который, как и я, с детства любит ужасы. Естественный поступок, верно? Я связала Мишу, как организатора, с Ириной, чтобы начались переговоры о публикации. Когда книга вышла, я делала все возможное со своей стороны, стараясь способствовать пиару книги, потому что именно коммерческий успех определяет сейчас дальнейшую судьбу жанра. Писала рецензии в ЖЖ-сообщества, размещала отзывы на сайтах, делала, что могла. Как и другие участники и сочувствующие. Но не более. Автором ССК-1 я не являюсь. Увы.

В ПАЗЛ я попала потому, что на тот момент уже начала писать для «Даркера» - и рассказы, и статьи. Михаилу понравились тексты, которые я ему прислала – два из них он взял в ПАЗЛ.

Другие использовал в других сборниках – в частности, вот, «13 маньяков» должны выйти скоро. Даже не представляю, что за книга получится, и очень интересно увидеть. Мне кажется, должно быть что-то весьма необычное. Там 13 произведений от 13 разных авторов, каждое произведение предваряет цитата из высказываний какого-либо реального серийного убийцы… Другие подробности и детали, полагаю, вскоре мы услышим и от самого автора этой идеи и составителя сборника. Я, как и все, этого жду с интересом.

Ну, а в «Самую страшная книга 2015» я уже вместе со всеми остальными авторами протиснулась… пройдя чудовищно жесткий читательский отбор. То есть дело даже не в том, что читатели такие страшно суровые люди… Но, как мне помнится, там около 400 рассказов надо было прочитать за месяц! Я, честно, даже не представляю, какой это безумный прессинг. Я вот, отбирая тексты для «Темной стороны сети», которая сейчас готовится к изданию, прочитала за тот же срок всего около 100 рассказов. И то - в конце уже мой друг, Валера Тищенко, мне помогал, потому что я уже серьезно подвыдохлась. А из четырех сотен выбирать?! Да это ужас!

От обилия плохих текстов устаешь, а от обилия хороших – наверное, теряешься. А я так поняла, было именно много хороших. Это, знаешь, похоже на соревнования по поеданию сосисок. Люди любят сосиски и надо съесть их по максимуму в короткий срок – за час, например! Только представь эту картину – как им под конец все опротивеет! Как их уже тошнит, с души воротит от одного только вида… когда-то любимого блюда!))

От переедания могут быть и несчастные случаи. И, как я понимаю, что-то такое, может быть, имело место на отборе в ССК (прим. - Самая Страшная Книга...). Постоянный рецензент Зоны Ужасов Alfer – «в миру» Александр Сидоренко – нечто вроде этого, думаю, имел в виду, когда сетовал, что, дескать, а вот шедевров-то в ССК не попалось! Общий уровень работ в книге вырос в разы, но шедевров, на его вкус, нету. (Перекушал человек немножко.)) Но есть некое зерно истины в его претензии.

При наличии очень большого выбора в глаза бросаются в первую очередь какие-то сильно яркие, шокирующие вещи или, напротив, - что-то более близкое к тому, что уже привычно и знакомо. А всякие там изыски, тонкие вкусовые оттенки могут и потеряться в такой обстановке. Не говорю, что это так и есть. Но, поскольку все мы хотим, чтобы проект продолжал жить, развиваться, надо продумывать и учитывать все детали. Может быть, еще какие-то варианты отбора предусмотреть – например, чтобы в Самую Страшную Книгу входил рассказ, признанный лучшим за какой-то период времени по результатам публикаций? Или еще какой-то вариант, когда экспертное сообщество что-то выбирает? Ну, это так. Просто мысли бродячие… )) Главное – продолжать работу.

Антология «Самая страшная книга 2015»

Хоррор-сообщество России растет, развивается. Мы не просто участники процесса – мы все его формируем. И следующее поколение читателей должны вырастить. Сохранить и приумножить. Это вторая половина великого книжного равновесия: писатель создает ТЕКСТ, а читатель его ЧИТАЕТ. Важно, чтобы у нас были читатели.

БУ: Продолжая тему «Самой Страшной Книги» хотелось бы узнать вот что: ты - один из немногих ее авторов-женщин, основной состав - мужчины. Как ты считаешь, литературный хоррор (не только российский, кстати) имеет мужское лицо?

МА: Мужчин-авторов вообще больше! Так уж сложилась мировая история. Но женщины сейчас усиленно догоняют. Они теперь лидируют по числу среди читателей, и это, я полагаю, вскоре изменит демографическую картину и в числе писателей. А вообще тема забавная… Так, с кондачка-то, не ответишь. Как тут сравнивать? Допустим, десяток бездарных подражателей Лавкрафта стоит ли одного романа Мэри Шелли "Франкенштейн"?

БУ: Но все же… Мужчинам более свойственна любовь к острым ощущениям или это не так?

МА: Мне кажется, литературный хоррор – это на самом деле не столько острые ощущения, сколько живая, богатая фантазия. Согласись, по-настоящему острые ощущения - это, скорее, спорт, видеоигры, пейнтбол, не знаю… стрельба… какая-нибудь, гонки, парашют. Война, как ни ужасно. Вот тут никаких сомнений – это чаще мужское, чем женское. А то, что в сфере духа – то труднее разделить по половому признаку.

БУ: И все-таки женщин, пишущих в жанре хоррора, немного. Я знаю несколько фамилий, но не хочу их называть. Ты, безусловно, тоже их знаешь. Следишь за их творчеством, признавайся? Ведь чувство здоровой конкуренции никто еще не отменял? Или в данном случае это неважно?

МА: Мне вообще интересно, кто что пишет, что нового появляется у нас, какие-то новые имена – стараюсь следить за новинками. Но я не соревнуюсь специально с женщинами, если ты об этом!)) Слава Богу, хотя бы здесь моя женская природа меня не мучает, не заставляет быть "всех краше", и непременно всем нравиться. Я полагаю, то, что есть во мне – мои идеи, фантазии, мысли, жизненный опыт, в конце концов – все это мое есть и мое будет. И следовательно, мое место никто не займет. Я хочу быть сама собой во всем – в том числе и в творчестве. Ни за кем не гонюсь.

БУ: Электронные книги. Опустив коммерческую подоплеку, что ты о них думаешь? Сама читаешь литературу не в печатном виде?

МА: У электронной книги есть свои достоинства и свои недостатки. Бумага - это вековая история. Это кладезь человеческой мудрости. Это предметная культура. Мы эволюционировали как читатели, среди бумажных книг, и это невозможно забыть. Но электронные книги проще найти – сеть всегда под рукой. Если что-то нужно быстро проглотить, быстро передать, электронная книга – самое то. Повседневная пища ума. А книга бумажная – торжественный ужин в ресторане. Новая книга, понятно.)) Старые книги в моей библиотеке – это старые друзья, с которыми я не церемонюсь при встрече. Необходимо и то, и другое: функционал у этих вещей разный.

БУ: Твои книги имеют малую форму, это - авторские сборники городских легенд. Написать роман входит в твои планы?

МА: Входит. И выходит… Много начато, но пока ничего толком не выходит. Ленивая я)).

БУ: Антологии «Самая Страшная Книга» - не ноу-хау, до нее был Александр Варго (это проект-антология под единым брэндом, включающий в себя творчество нескольких авторов). Но тем большую смелость нужно иметь, после этих книг, а их много, и выпускались они достаточно долго, создание альтернативы.. Это проект-конкурент? Или возможность большего выбора для читателя?

МА: Наоборот, «Самая страшная книга» – это как раз ноу-хау!)) В этом проекте использован уникальный подход к отбору текстов – с помощью читательской таргет-группы. Этого никто и нигде в издательском мире не делал. Это абсолютно новое решение в книжном деле, так что это как раз и есть "ноу-хау". А серия MYST авторства коллективного Александра Варго – совершенно традиционный издательский вариант, в чем-то даже архаичный. Поскольку это в 90-е, лет 20, было придумано и отработано во многих книжных сериях: придумывает редактор красивый псевдоним, в проект сгоняют безымянных бесправных "негров" и вот они пишут – во имя Сатан… То есть – во славу и ко благу издательского кармана. Очень древний способ создавать книжные серии. То, что он все еще сохранился – это, наверное, в определенной мере показывает, что отечественный рынок испытывает не то чтобы голод, но некоторую нехватку жанровую по части именно хоррора.

И то, что теперь так хорошо идут у читателей Самые Страшные Книги – так это как раз потому, что искусственно созданная пустота, наконец, начала заполняться. Медленно, робко отдельные книги, отдельные серии прорываются на рынок. Хочется, чтобы это процесс прибавил оборотов и существенно нарастил мощность.

Маша, огромное тебе спасибо - разговор, как я и предполагала, получился чрезвычайно интересный и содержательный. Пользуясь случаем, разреши мне от нашего портала поздравить тебя с Международным женским днем 8 Марта и пожелать дальнейших творческих успехов!

«Самая страшная книга»

© Libra

Антология «Самая страшная книга 2015»


В тему:

- АНТОЛОГИЯ «Самая страшная книга 2015» уже в продаже!

- «Самая страшная книга 2014» - книга года в мистике и хорроре по версии журнала «Мир Фантастики»

- 23 октября - «Апостолы тьмы» в «Новом Книжном» / презентация сборника «Альфа-самка»

- Мария Артемьева: «Темная сторона: дороги» / АНТОЛОГИЯ

- Мария Артемьева: «Темная сторона российской провинции»

- Встреча с авторами антологии русского хоррора «ПАЗЛ»

- ПЕРВАЯ рецензия на антологию ПАЗЛ!

- ЭКСКЛЮЗИВ: Обложка антологии «ПАЗЛ» от Александра Варго

- Хоррор, ужасы, ужастики... мифы и правда запретного жанра

- Мария Артемьева: «Темная сторона Москвы»

- Александр Подольский: Конечная станция (рассказ)

- Михаил Парфенов: Любовь, Верность – могут привести человека к Бездне…

Комментариев: 2 RSS

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

  • 1 darklot 10-03-2015 00:46

    Очень хорошее, большое и ладное интервью. Респект и интервьюеру, и интервьюируемому... И с праздником вас, дорогие дамы)

  • 2 Libra 10-03-2015 01:09

    Спасибо, дорогой наш вдохновитель и двигатель прогресса grin)